04:01 | 21 июля, 2019

Эксперты поделились впечатлениями о режиссёрской лаборатории «Театр про писателей» в Пскове

В Псковском театре драмы завершился июньский лабораторный марафон, во время которого на суд зрителей и  жюри театральных критиков – Жанны Зарецкой, Нияза Игламова, Оксаны Кушляевой - были представлены несколько театральных эскизов. Эксперты подвели итоги увиденного.

Оксана Кушляева, театровед, театральный критик, Санкт-Петербург :

Что уже заранее было интересно в нынешней лаборатории – то, что выбрана не самая распространенная тема: «Театр и писатель». Все мы знаем, как к юбилеям наших классиков ставятся так называемые «датские спектакли», которые чаще всего бывают проходными, дежурными. Эскизы лаборатории, мне кажется, заставили посмотреть на жизнь наших классиков по-новому, открыть какие-то фантастически удивительные вещи в их биографиях и творчестве. Взять хотя бы историю жизни Ивана Андреевича Крылова, «рассказанную им самим» в эскизе «Нави Волырк, капитанский сын»! Что мы знали о великом баснописце до этого? А ведь такие пьесы - это еще и отличный способ рассказать историю страны через конкретную личность.

Конечно, имела место и некая режиссерская несмелость, например, в эскизе «Последняя игра Пушкина». Но это вопрос времени, начало положено, вирус интереса к этой непростой литературной теме привит – и труппе, и зрителям. А эскиз «Пленные духи»! Это уже готовый спектакль, берите и ставьте. Это двойная победа. Во-первых, это очень зрительская постановка, смешная, остроумная театральная история. С другой стороны, это возвращение подзабытой, в свое время очень популярной пьесы братьев Пресняковых. Сегодня она звучит точнее, чем двадцать лет назад, когда она была написана. Я думаю, такой спектакль будет подарком не только псковичам, но и всей театральной России. Это же история не только о Блоке, Андрее Белом и их отношениях с Любовью Дмитриевной Менделеевой, это история о всех прекраснодушных талантливых безумцах, которых затем поглотила страшная эпоха.

Удачной заявкой на зрительский спектакль считаю и эскиз Семена Серзина «Свидетельские показания», в котором речь тоже идет речь о писателе, но уже современном. Человек выпал из окна, а люди, которых опрашивает невидимый следователь, оказывается, знали его с какой-то одной стороны, очень поверхностно. Вот вам пожалуйста, тема для размышлений о нас сегодняшних, не помнящих, не слышащих тех, кто рядом.

Еще замечу, что лаборатория – это всегда хорошая проверка профессиональной слаженности всех служб театра. В этом отношении Псковский театр меня хорошо удивил – все цеха так четко работали, как завод, в кратчайшие сроки выполняя все, что надо режиссерам. Мы не увидели ни каких-то швов, ни нестыковок. Не было и рутины. Казалось, что все идет очень легко, хотя за этой кажущейся легкостью стоял огромный труд. И прежде всего это относится к артистам, которые так великолепно справились со своей задачей за такие сжатые сроки. Чувствовалась огромная творческая самоотдача не только от молодых актеров, но и от мэтров сцены. Это высокий профессионализм, несомненно, почувствовали и оценили зрители. Так что лаборатория – это еще и мощный рычаг привести зрителя в театр!

Жанна Зарецкая, театральный критик, журнал «Театр», Санкт-Петербург:

Когда по всей стране проводится такое огромное количество театральных лабораторий, как сейчас, приходится выбирать, куда поехать, а куда нет. Хочется ведь почерпнуть что-то интересное для себя, увидеть новое. Мне показалась эта тема – театр про писателей – достаточно провальной, потому что сейчас почти нет хороших пьес про писателей. И вообще, когда тема ограничивает возможности театра, это и тяжело, но в то же время и очень интересно, так как сразу начинается мощная работа по поиску новых творческих решений. Мне захотелось узнать, как театр и мой давний коллега, друг, арт-директор Андрей Пронин, предложивший эту тему, справятся с этим, и я приехала. И не пожалела об этом.

Во-первых, похвалю афишу лаборатории, в которой содержится много информации, разъясняющей, что же увидят зрители. Во-вторых, из всех пяти представленных нам эскизов только один был неудачный, но и то, из него есть что вытянуть. Я имею в виду «Последнюю игру Пушкина». Эта история-перевертыш, в которой Пушкин в свои предсмертные дни оказывается не жертвой великосветского заговора, а наоборот, главным героем, «дергавшим всех за ниточки». И она, мягко скажем, не удалась. Но, как говорит герой в «Юноне и Авось»: «Авантюра не удалась, за попытку – спасибо!»

Остальные эскизы имеют колоссальный КПД. В них мы увидели и неожиданное решение текста, и игру великолепно раскрывшихся актеров. Да, хоть и имел место несколько лукавый ход режиссера эскиза «Невидимки», за который я поставила три балла и что меня несколько расстроило. Лукавый – потому что акцент был сделан на женские слезы, на то, что «жена художника – это большое горе». Все и увидели несчастных женщин писателя Солженицына, и только. А «невидимки» ушли куда-то на периферию. А ведь это очень важная тема, забытая ныне: кто на самом деле эти люди, которые в послеоттепельные годы занимались хранением и переправкой самиздата, какая страшная цена ими за это заплачена. Но я знаю Константина Солдатова как умного, глубокого режиссера, думаю, он немного изменит акценты и вернет на первый план «невидимок». И еще получится, может быть, очень хороший спектакль, недаром он занял второе место.

В «Нави Волырк», эскизе о Крылове, все мы открыли для себя актера Сергея Попкова, его блистательную игру. Да, да, случилось открытие, а я люблю в театре удивляться. Да и сам спектакль молодого режиссера Елены Павловой получился целостным, в одной тональности. Как в хорошей, добротной музыкальной партитуре. Ну, а «Пленные духи» Айрата Абушахманова и «Свидетельские показания» Семена Серзина - это несомненные удачи лаборатории, которые вполне могут вырасти в полноценные спектакли.

Сеня Серзин порадовал, как четко и быстро в эскизе выбрал путь поиска прототипов свидетелей, тем самым сделав акцент на портрете общества, а не главного героя. Я до этого видела спектакль «Свидетельские показания» в другой интерпретации. Пусть эти образы прорастут, и получится такой полноценный портрет общества.

Порадовали и «Пленные духи» Айрата Абушахманова. Пока это спектакль сделан на ремесле режиссера, то есть на его наработанной технике. Вообще, башкирский театр, я вам скажу, это удивительное явление в нашей стране, в нем есть своя поэтика, своя связь корневая с национальной мифологией. Поэтому и спектакль получился таким легким, свободным, в нем много юмора, точных деталей, мастерски показан внутренний мир художников. Но еще есть куда расти и есть куда углубляться. У псковского театра большое будущее, грандиозные планы, так что впереди, я думаю, всех нас ждет еще много чего интересного.